Статьи
4 ноября 2019 Джокер

Лишний раз подтолкнул меня к походу на «Джокера» пост одной глянцевой барышни, в сплетении комментариев и перепостов ...

Джокер 4 ноября 2019

Лишний раз подтолкнул меня к походу на «Джокера» пост одной глянцевой барышни, в сплетении комментариев и перепостов было стало понятно, что гламурным девушкам обоих полов фильм не понравился и слов они жалеть не станут. «Напыщенный графоманский пизд.ц», «бредовый трэш», «галиматья для неудачников». В общем, ясно, фильм неплохой.

Реальность превзошла ожидания. Тодд Филлипс снял шедевр, один из лучших в истории кино. Блистательная история об Акакии Акакиевиче Башмачкине, который не сделал жестокому миру одолжения своей покорной смертью, а потребовал вернуть шинель прямо сейчас.

У бунта Джокера-Башмачкина нет ни смысла, ни цели, ни даже конкретных врагов, его топтал целый мир, сложно различать отдельные имена. В этой войне нельзя победить, можно только добраться до следующей схватки. Зато впервые в жизни он что-то значит, он замечен, он стал кем-то.

Забитый неудачник с грузом психиатрических проблем постепенно превращается в безумного монстра. Сделано и сыграно это нечеловечески хорошо. Отличной метафорой перерождения служит длинная лестница. В первой половине фильма Артур Флек (гражданское имя Джокера), одетый в серое, несколько раз тяжело поднимается по крутым ступеням. Ближе к концу, уже превратившись в Джокера, он в клоунском гриме и канареечном наряде спускается в радостном танце. Герой старался изо всех сил, но так и не смог занять самого скромного места. Только впустив в себя безумие и чистое зло, он наконец расправил спину и испытал немного счастья, пусть и не очень вменяемого.

Фильм достаточно условно связан с вселенной комиксов. Для тех, кто от всех этих Марвел и ДС еще дальше, чем я, можно пояснить, что они там за десятилетия состряпали (каждый бренд свой) целый мир, сложный и глубоко проработанный. Для «Джокера» желательно (но не обязательно) быть знакомым с некоторым набором сведений. Силовой костюм Бэтмена и дурацкий шлем с ушами носит Брюс Уэйн. Единственная его суперспособность — наличие гигантской кучи бабла, доставшихся ему от папы, Томаса Уэйна. Родителей маленького Брюса застрелили у него на глазах, когда семья возвращалась из кинотеатра. Да, еще у семьи Уэйнов имеется британский дворецкий Альфред.

Джокер почти случайно становится кумиром таких же отверженных неудачников, как он сам. Отверженным неудачникам нечего терять, жизнь их метафорически проходит среди груд мусора (в городе забастовка коммунальщиков). Гнев, ясное дело, обращается против тех, у кого, как они думают, есть все.

Понятно почему гламурным девушкам так не понравился фильм. Кроме некоторой интеллектуальной необеспеченности, присущей этой среде, барышням просто неприятно и страшно смотреть на неудачников. Отметим некоторую тонкость. Весь капитал конкретной девицы может полностью исчерпываться поддельными сумочками, айфоном с треснутым экраном и шубкой, которую она брала почти новой. Однако каждая инстаграмм-дура искренне верит, что вот-вот встретит ЕГО, и ОН купит ей все-все-все. Нечего даже пытаться понять какую-то шваль, которая к тому же может случайно оторвать голову суженому или сжечь его замечательную машину. Тут целая пропасть: отверженный неудачник на чудо уже не надеется, он не видит себя завтрашним богачом.

Действие фильма происходит в Америке, пусть во вселенной комиксов Нью-Йорк и называется Готэмом. Неравенство там велико, приблизительно соответствует российскому и сильно превосходит европейское.  У здорового человека, как кажется, собственное благополучие должно вызывать некоторое сомнение. Нормально ли ездить на машине ценой в десятилетнюю среднюю зарплату, владеть и почти не бывать в загородном доме, который стоит больше, чем уборщица заработает за три жизни? Заслуженно ли это? Так ли ты хорош, умен, эффективен и трудолюбив? Лично про себя я совсем не уверен. А ведь в подобных домах и машинах нет ничего исключительного, в любом большом российском городе на них даже не обернутся.

Само неравенство только часть общественного неблагополучия. Органически дополняет его и усиливает представление о деньгах, как о единственной шкале успеха. Сейчас уже почти невозможно быть одновременно успешным и небогатым. Логичным развитием образа денег, как единственного признака состоявшейся жизни, стало символическое потребление. Сумочка по цене автомобиля, кожаный плащ по цене квартиры.

Джокер — тридцатипятилетний мужчина, который живет с мамой, горстями пьет таблетки, назначенные психиатром, и работает уличным аниматором. Это еще в начале фильма, когда дела идут сравнительно сносно. Сложно представить общество, где его воспримут успешным или хотя бы благополучным. Культ денег уничтожает не столько Джокера, сколько поклонников и последователей, уничтожает не хуже самой бедности.

Гламурные барышни обоих полов — жрицы этого сатанинского культа. Сумочки, кроссовки и кардиганы в ленте их инстаграмма и жертвоприношение, и священный дар. У них не бывает сомнений в заслуженности пиджачков ценой в месяцы честного труда, хотя денежный родник почти всегда бьет из чужого кошелька: родителей, супруга или полового потребителя. Сумочка как раз и должна стоить невменяемых денег, чтобы демонстрировать величие и превосходство.

Трудно поверить, но эти дамочки (двух полов), кажется, в самом деле верят, будто деньги превращают их в высшие существа с неотъемлемым правом на высокомерное презрение к окружающим, за вычетом, конечно, достаточно богатых, известных или способных достать пригласительные на презентацию нового Бентли. Тут они невыносимо приторно и фальшиво доброжелательны.

Не все богатые такие, но и таких найти не сложно. Зайдите в ближайший бутик Гуччи или Шанель, вон она меряет туфельки с кислой физиономией, перекошенной от вечной гримасы презрения и злоупотреблений пластической хирургией.

Могут ли подобные барышни полюбить фильм «Джокер»? Никогда. Это же готовый манифест против системы их ценностей. Даже недалеких головок касается ощущение неустойчивости Вселенной неравенства, которая наполняет смыслом их существование.

Диалектически, именно жрецы и жрицы потребительского сатанизма ведут под него неустанный подкоп. Посты с шарфиками и жакетами подрывают хрупкий социальный мир лучше любой левой пропаганды. Абсолютному большинству подписчиков никогда не купить тех часиков из розового золота, они могут только лишний раз почувствовать себя жалкими неудачниками. Разумеется, оценивать себя через часики или трусики —маразм и абсурд, но именно туда зовет нас инстаграмм-сатанизм. Здесь тоже сложно различать конкретные имена виноватых. Сотри из мироздания сотню фэшн-блоггеров (кажется, это так называется), и к вечеру их подписчиков разделят двести новых. Собственно, социальные сети не создали ничего нового, а только предоставили комфортный интерфейс коллективному безумию буржуазного общества.

В «Джокере» ни ответов, ни решений, один только крик оголенного нерва. Ну и, еще клоунский грим, который, похоже, затмит и заменит маску анонимуса.