Разделы сайта
Статьи
Джокер 4 ноября 2019

Лишний раз подтолкнул меня к походу на «Джокера» пост одной глянцевой барышни, в сплетении комментариев и перепостов ...

Статьи

Пронзительная новость молнией посетила новостные ленты. Мирный термоядерный синтез покорен. Известные новостные ресурсы, в особенности представляющие недалекого во всех смыслах соседа, ликуют. Нефть и газ больше не нужны, вате конец.

Немного физики для тех, кто учился в школе еще хуже моего. Существуют (очень грубо) два типа ядерных реакций, практически доступных человечеству: собственно ядерная и термоядерная. Ядерная реакция – это процесс расщепления тяжелых элементов вроде плутония и урана, при этом образуется куча энергии, применяемой в бомбах и электростанциях. Термоядерная реакция - синтез легких элементов во что-то потяжелее, при этом энергии образуется еще больше, на сегодня практически достигнута только в водородной бомбе.

Среди прочих достоинств, в термоядерной реакции используется водород, а не редкий в природе плутоний и уран, чьи запасы также ограничены, как нефти и газа. Водород, как видно из формулы Н2О, входит в состав воды и его запасы, соответственно, неограниченны. (Не хотелось бы уходить в дебри с другими реакциями, с гелием 3, например, - их достижение еще сложнее. Водород тоже нужен не простой, но это тонкости).

Почему же термоядерные реакторы до сих пор не построены?

Проблема в крайне специфических условиях необходимых для термоядерной реакции. Для этого требуется крайне высокое давление и температура в 100 миллионов градусов. Понятное дело, разогреть что-нибудь до 100 миллионов градусов – это не приложение на айфон скачать. Материалов способных выдержать такую температуру (да и давление) не существует, поэтому в реакторах используют магнитные ловушки. В бомбе же необходимые условия для реакции обеспечивает подрыв ядерного заряда.

В общем, дело это чрезвычайно непростое, уже более 60 лет лучшие умы мировой физики бьются над этой задачей. Результаты пока довольно скромные: в настоящее время строится международный экспериментальный реактор на юге Франции. Есть шанс, что он обеспечит прорыв в исследованиях, позволит получить тиражируемые технологии. Вот только срок ввода реактора напоминает линию горизонта, сейчас это вроде 2025 год.

В этой области существует высокая международная кооперация и сотрудничество, деньги тратятся гигантские, поэтому вероятность каких-то подпольных прорывов за пределами основного магистрального движения представляется близкой к нулю. В силу вышесказанного, к регулярным тематическим воплям восторга в СМИ и интернете стоит относиться крайне скептически.

Вот и в данном случае, стоило пойти по ссылкам и сказка увяла.

В институте Макса Планка в Германии запущенна установка для работы с плазмой. 10 декабря удалось удержать гелиевую плазму температурой 1 миллион градусов. Это прекрасное достижение и все такое прочее, они молодцы, но путь от гелиевой плазмы с температурой в 1 миллион, до водородной в 100, примерно, как от арифмометра, до айфона, выражаясь в ясных для журналистов-гуманитариев терминах. А оттуда до промышленного реактора еще столько же.

Из вышесказанного очевидно, что человечеству брошен вызов, даже два.

Наиболее неотложной, совершенно безотлагательной, проблемой является задача по утилизации безграмотных журналистов, считающих слоган «я-гуманитарий» индульгенцией от всего. Я, в силу душевной слабости, возражаю против естественной концепции переделки их на мыло, и считаю оптимальным трудотерапию в прохладном климате, совмещенную с вечерней школой.

Куда менее значительная проблема – энергетическая. Наша жизнь, наши жилища, наш транспорт, наша промышленность, даже наши милые гаджеты требуют энергии, очень много энергии, целые горы джоулей. Человечество по-прежнему растет, недавно нищие народы становятся все менее нищими, и значит, нужда в джоулях растет и будет расти дальше. По-прежнему, подавляющее большинство энергии добывается сжиганием нефти, газа и угля. Постоянные, на протяжении десятилетий разговоры о конечности углеводородных ресурсов привели публику к парадоксальному ощущению, что нефть вообще никогда не кончится. А она ведь кончится.

«Гуманитарии» бесконечно транслируют публике поток энергетических откровений. Биодизель, сланцевые месторождения, ветроэнергетика, солнечные батареи, метан из угольных пластов и прочие илоны маски на пальчиковых батарейках. Понятное дело, все вышеперечисленное важные или очень важные отраслевые новости, но они не отменяют главного: потребление газа и нефти каждый год растет, а запасы ограничены. Однажды они закончатся.

Убаюкивающий лепет журналистов-гуманитариев только мешает обществу осознать глубину проблемы. Единственным фундаментальным решением, так же как и 60 лет назад, остается управляемый термоядерный синтез. При нынешних темпах, самый оптимистический срок появления термоядерной энергии в промышленных масштабах, пусть и баснословно дорогой, – середина века.

В то же время, как не покажется это поразительным при нынешних биржевых котировках, пик производства нефти вполне может быть достигнут в ближайшее десятилетие.

Гуманитариев эти общеизвестные и простые факты не беспокоят ни одной секунды. Зато еще через месяц они протрубят о выпуске какого-нибудь миленького ветрячка, гламурненького фиолетового цвета, который можно приделать к специальной кепочке и заряжать свой айфончик.

Какая прелесть. Со старомодной, грязной, вонючей нефтью наконец-то покончено.

Показывал детям «Как украсть миллион». Надеюсь, немного перебил всю эту жвачку про человека-енота (муравья, бегемота). Детям понравилось, ну, и сам с удовольствием пересмотрел очаровательную комедию, да и на Одри (чего греха таить) поглазел. И вот о чем подумал:

Борис Акунин поверг решительно всю интеллектуальную Россию в шок и трепет, сообщив, что планирует в знак непримиримого протеста проводить в Париже самое меньшее на неделю в год больше обычного.

Заказал новую машину. Предыдущую брал зимой 2009 г., так что, пользоваться отечественными экономическим хворями становиться у меня привычкой. Маркетологи автоконцернов давно и убедительно доказали, что потребитель с развитым гражданским чувством обязан менять авто раз в три года. Я болезненно стремлюсь к респектабельности и благонадежности, но идея потратить на благородное дело процветания маркетологов кучу кровяных (пользуясь выражением одного авторитетного знакомого), практически материализует склизкое и зеленое земноводное. Зачем менять отличную, новую почти вещь на отличную и просто новую?

Последний год вызвал острый кризис, переходящий в припадки, у городских сумасшедших, во многом совпадающих, по терминологии Washington post и Times, с последовательными критиками Кремля.

Андрей И. еще прежде вызывал сомнения в устойчивости своего мировосприятия, но после Крыма он, кажется, вовсе забросил регулярный прием лекарств и пришел в неистовство, отягощенное сезонным обострением.

В губернском городе П переделывается производственное здание под офисы. Высокий 1-й этаж делится пополам.

Действующие лица и исполнители:

Приоткрывать завесу грядущего - неувядающий бизнес, соперничающий по древности с проституцией, а по безнравственности с журналистикой. Шаман в сизых дымах костра, египетский жрец в передничке, астролог в остроконечной шляпе, пророк в рваном рубище, закативший глаза и пускающий пену, биржевой аналитик в неброском галстуке паразитируют и процветают на страхе, надежде и любопытстве

Вчера, в заключение текста, я, для оживления повествования, дал два бесспорных прогноза:

Маленькая черная сумочка завелась у меня несколько лет назад. Я пользуюсь ей исключительно в дороге, где регулярно и теряю, но она всякий раз возвращается без ущерба содержимому. До сих пор не могу решить дилемму: выкинуть за неудачливость или оставить за верность.

Страница: Ctrl 123456789 Ctrl